Извините, если будет похоже на “Рассказ сапера” М.Жванецкого: однако, “не смешно, но про войну”. Троеточия – от технической неграмотности.
Короче, Младенец морально пострадал от сжигания старого “Икаруса” в соседнем дворе и от деконструкции любимого башенного крана.

Папа страдает от того, что ближайший башенный кран теперь на М.”Минская”, – т.е. далеко идти. Но по части автобуса Младенец получил компенсацию. Коммунальные службы попытались его (в смысле – автобус) устранить. А у папы тоже была мысль: что с ним (автобусом) теперь делать?

А сегодня после обучения абитуриента еду домой. Женатик обычно звонит домой: что купить? А родитель – трижды. Жена говорит: “Хотели тебя с Малым встретить, но разбирают автобус. Приходи.” Пришел.
Таки да! Два больших (…) с кранами сзади, а не спереди. И у этих (…) сзади много места, чтоб туда разместить всякую (…). На конце кранов двух (…) – четырехпалая лапа, которая может мять металл. На одном (…) огромный мусорный бак, в который должны поместить явно сильно сокращенный автобус. Сначала автобус разрезали, а потом начали мять. Огромный мусорный бак (коробка) сняли с (…) и поставили рядом. После героической борьбы с руинами автобуса его (автобус) превратили в (…). Запихали, короче. Потом же ж надо его увезти.

Ясно, что собрались все дети района: ибо таких (…) они отродясь не видали. Молодежь лет 12, заглядевшись, падала с велосипеда. Дяди, которые пили водку на детской площадке, тоже подтянулись. Все самцы двора собрались независимо от возраста. Коммунальщики работали строго и оперативно. Маневры техники по двору, надо признать, были лихие.

Потом, к общей радости, одно из (…) застряло, забуксовало. Песочная подушка, на которой стоит Оболонь, еще работает.

Вторая (…) зацепила первую (…) за (…) цепью и начала вытаскивать. Мужчины двора были потрясены. Короче, одна (…) вытащила вторую. От этого апофеоза Младенец, не говоря о водочных дядях, уже совершенно (…). Жена говорит: “По-моему они все-таки должны (…) зацепить за (…)” Я начинаю нервничать: “Ты только им этого не говори, – а то ж люди на работе…”

Но подвиг был совершен. Это (эта) (…), уже совершенно не похожее на автобус “Икарус”, было помещено в коробку, которую подняли и поместили на одно из (…). Два (…) с дядями, которые, восторжествовав, тоже сказали, что (…), и дядями двора, которые тоже сказали, что (…), короче эти два (…) лихо разогнались по двору и уехали.

Младенец теперь тоже с трудом приходит в себя. Но это было ЗРЕЛИЩЕ. Папа, изобразив из себя Исусика, сказал Младенцу, что “ати” (автобус) теперь будет починен, и опять поедет. (“И дал он ему жизнь новую” (с)) И (…) понятно, что из “ати” теперь будет (…), но Младенец не любит окончательного разрушения транспортных средств. А ремонт он понимает.


Також цікаво дізнатись: