Люди тонко чувствующие заметят, что цикл “Диалоги с Младенцем” посвящен не Младенцу. Он – лишь отражение противоречий бытия. Сам Младенец – есть особь своеобычная. Он просто медиум.

Вот сегодня он ощутил, что такое всемирный заговор. Вчера спалили старый автобус в соседнем дворе. Сегодня разобрали его любимый башенный кран. В таких обстоятельствах любой заподозрит враждебную руку и целенаправленные происки. Тем более, что этот кран для Младенца – как гибрид Гринвичского меридиана и храма Гроба Господня. Поскольку слово “кран” было следующим после “мама” и “папа”. Малая говорила, что у Младенца кран – это религия. Этот кран – это Бог-отец, а от него происходят мелкие краны, трактора и экскаваторы. Не говоря уж о Кране-Святом духе. Возможно, даже, и трамваи, – но это, как по мне, уже дебри теологии. Мои объяснения о том, что кран уезжает строить другой дом, были восприняты скептически, и только двойная доза грузинского лаваша смягчила душевную травму ребенка. А другие, которым в подобных обстоятельствах не досталось лаваша, возможно всю оставшуюся жизнь подозревают, что их обложили враги. И ищут их во всем.

Також цікаво дізнатись: