В нашем ежедневном маршруте с Младенцем мы опять логично пришли к Стройке. Там происходил торжественный акт перегрузки ненужного автокраном со стройплощадки на самосвал. Этот акт Младенец, понятное дело, должен был проследить полностью. У него был грузинский лаваш, который он жрал в процессе, как едят попкорн в кино.

Крановщик, увлекшись подвешиванием груза, стал попадать стрелой в окно 5 этажа. Из окна высунулась голова, свистнула крановщику и стала ему объяснять, как управлять краном.

Из кабины крана ему отвечали, что, несмотря на слабую квалификацию, могут метко попасть им стрелой в нужное место прямо на пятом этаже. “Пятый этаж” предложил себе спуститься и решить вопрос на месте. У него, мол, “сохнет”. “Кран” ему сказал, что пусть пока намочит, а то тут люди занятые. “Пятый этаж” сказал, что уже идет вниз. “Кран” сказал, что ждет в нетерпении.

Через дорогу копают газон, возможно с целью проведения коммуникаций. Самосвальщик, пока не задействованный в диалог сзади, подходит и рассказывает, как нужно копать. Ему говорят, что он может сделать с лопатой, в т.ч. в отношении себя. Самосвальщик поддерживает диалог и выдвигает новые версии применения лопаты, которые и не снились копающим газон.

Кран занимает проезд, и формируется пробка из легковушек, водилы которых выходят, собираются в стаю и вступают в диалог.

Человек, находящийся в кузове самосвала, и ждущий указаний на какой борт он сможет разместить свисающее со стрелы на крючке тяжелое, указывает, что “давайте, что-то решать, а то оно тяжелое и мотыляется”. Ему говорят, чтобы помолчал, потому что тут собрались люди, которые должны решить фундаментальные логистические вопросы. Людей – человек 20, и у каждого свое мнение. Человек в кузове говорит им громко, что они “нехорошие” и он “не согласен тут сидеть, пока они решают логистические вопросы”.

Младенец доедает лаваш, тяжко вздыхает, оглядывает пространство творческой стройки и говорит:
– Ахулай!

После этого можно ехать дальше. Или там идти. Или еще что-нибудь.
Папа в задумчивости. Естественно, что он поддерживает мнение Младенца. Вполне возможно, что это все – “ахулай”. С другой стороны, Папа задумывается по поводу слова “аху”. “Лай” по практике может означать вообще, что угодно. Неясности с “аху”.

В прошлый раз Младенец употребил “ахулай”, когда палочка особенно красиво воткнулась в снег. Ну – он же “явный ангелочек”, как любят говорить мамы. Папа в это не верит. Он “наблюдает”.

Папа, конечно имел ряд мнений о Стройке. Но молчал. Теперь у него мысль, что Младенец усваивает не только технические навыки строителей, но и их базовый лексикон.

Хотя, смотрю, уровень ПТУ он уже прошел.

Растет пацан!


Також цікаво дізнатись: